Крест и мед. Мед в Священном Писании со свтоотеческим толкованием

Medoviy-Spas-Elene-Vilcova

Медовый Спас. 2009 г. Елена Вилкова

Праздник изнесения честных древ Живоносного Креста Господня в народе называют медовым Спасом, лишь по той причине, что сложилась такая традиция в этот день во время чина малого освящения воды благословлять мед нового сбора. Стекаются люди в храмы, несут с собой воду для освящения, букетики пахучих цветов и баночки с медом.
Каждый раз, когда думаешь о сочетании великих православных праздников с народными традициями, невольно вспоминаются те или иные строки из «энциклопедии русских православных праздников» – «Лета Господня» Ивана Шмелева.
Вот и сейчас всплывает в памяти разговор Горкина с Ванюшей о Спасах. Ванюшка готовится к экзамену в гимназию, который будет-то еще через два-три года, но учить нужно заранее, учить «Священную Историю». Ваня боится страшно, а Горкин экзаменует его:
«А ну-ка, – скажет, – расскажи мне чего-нибудь из божественного...” Я ему расскажу: и он похвалит…
А сколько у нас Спасов? Вот и опять не так умеешь. Они тебя учнуть вспрашивать, а ты... Как так у тебя не сказано? А ты хорошенько погляди, должно быть.
…медовый Спас, Крест выносят. Значит, лету конец, мед можно выламывать, пчела не обижается... уж пошабашила».
Вспоминаешь эти строки, слова Михайла Панкратыча, душу согревает золотистый цвет освещенного меда, но настойчиво просятся в неё слова «из божественного». А ведь в Священном Писании не мало слов посвящено этому поистине Божественному продукту. Только фраза о земле, в которой течет молоко и мёд упоминается в Библии 17 раз. С разным смыслом и в разном контексте говорится о меде в святых книгах, но из каждого такого фрагмента мы можем вынести для себя плоды сладчайшей мудрости.

Сегодня мы хотим предложить нашим читателям лишь некоторые упоминания меда в текстах Священного Писания со святоотеческими толкованиями на них. Именно толкования открывают нам истинный смысл слов Священного Писания, где сладость меда теряет силу перед сладостью Слова Божия, перед Его Премудростью, где слова о меде порой таинственно связаны с памятью о страданиях Господа, о Кресте Господнем, о саде, где был погребен Господь и о воскресении Его.


Исх. 3:8: «и иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей [и ввести его]в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед, в землю Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, [Гергесеев,]Евеев и Иевусеев.»

Толкование свт. Иоанна Златоуста:

«Не сказал: я увидел благочестие народа Моего, или перемену его к лучшему, но скорбь его, и услышал вопль его. Видишь ли милосердого Отца, подающего помощь за одни страдания? У людей не всякий страждущий удостаивается помилования; часто, видя рабов наказываемыми и переносящими скорби, мы не облегчаем их страданий, представляя великость их преступлений; а Бог избавил здесь за одно страдание, и не только избавил от страдания, но и доставил великую безопасность: «услышал меня», говорит, «(изведши) на простор» (Пс. 117:5). Страдание для того и было допущено чтобы страждущие сделались более исправными и любомудрыми»

Лев. 2:11: «Никакого приношения хлебного, которое приносите Господу, не делайте квасного, ибо ни квасного, ни меду не должны вы сожигать в жертву Господу»

Толкование прп. Ефрема Сирина: 

«Всяк квас и всяк мед, да не принесете от него дар Господу. — Закон повелевает не приносить в жертву меда, во-первых, потому, что мед не может быть осолен; законом повелено: всяк дар жертвы вашея солию да осолится; во-вторых, потому, что пчелы садятся на тела мертвые, и на все нечистое, воспрещенное законом. В другом смысле воспрещением приносить мед означается воспрещение услаждаться мирскими удовольствиями. Сверх того, закон повелевает осолять жертву солью, то есть, любовью, которая своим приятным вкусом осоляет безвкусие земного».

Na-pasece

На пасеке. 1916. А.В. Маковский

Втор. 32:13: «Он вознес его на высоту земли и кормил произведениями полей, и питал его медом из камня и елеем из твердой скалы,»

Толкование прп. Ефрема Сирина: 

«Сделал, что «ссаша мед из камене». Этим означается такое плодородие и обилие земли, что из-за множества пчел мед тек из каменных скал. По объяснению других это означало, что питие, истекавшее из камене, для всякого было тем, чего хотелось ему; кто хотел меда, для того было медом, а для другого было елеем, для иного же «маслом коровьим или туком пшеничным». Таинственно же означало все это Христа. Он – истинный краеугольный камень, для целого мира источник жизни, для всякого, приходящего к Нему, Он есть то, чего желает каждый: для одного Свет, для другого Дверь, для иного Путь, для иного же Премудрость. Он есть для всякого все и всякому на пользу»

2 Пар. 31:4-5: «И повелел он <Езекия> народу, живущему в Иерусалиме, давать определенное содержание священникам и левитам, чтоб они были ревностны в законе Господнем. Когда обнародовано было это повеление, тогда нанесли сыны Израилевы множество начатков хлеба, вина, и масла, и меду, и всяких произведений полевых; и десятин из всего нанесли множество»

Толковая Библия А.П. Лопухина:

«В числе обильных теократических приношений народа, с великою готовностью отозвавшегося на призыв царя, называется мед — вероятно, фруктовый, — запрещенный в законе (Лев 2.11) лишь в качестве материала для жертвы, но не как своего рода теократическая подать (Толков. Библия I, с. 187). Сбор приношений начался в третьем месяце — после плена называвшемся сиван (Есф 8.9), — около праздника Пятидесятницы — праздника жатвы (Исх 23.16), и продолжался до седьмого месяца — тисри, когда между прочим праздновался праздник Кущей, праздник собирания плодов (Исх 23.16, см. Толков. Библию I, с. 213-215)»

Пс. 118:103: «Как сладки гортани моей слова Твои! лучше меда устам моим.»

Толкование Евфимия Зигабена, составленное на основании толкований блж. Феодорита Кирского, свт. Афанасия Великого и греческого христианского писателя, богослова, представителя александрийской богословской школы Дидима Слепца (Дидима Александрийского ок. 312—398):

«Весьма, говорит, сладостны слова Твои, Господи, как для чувственной моей гортани и таких же уст моих, так и для мысленной гортани и для душевных моих уст; так как чувственною моею гортанью и моими устами произносятся божественные слова Твои, а умственные и душевные постигают смысл их. Сими словами Давид выражает то удовольствие, которое он находил в словах Божиих, и которое рождается в имеющих здравые и сильные душевные чувства; так как для имеющих испорченный желудок и сладкий мед кажется горьким по обыкновенной пословице.
***
По словам Феодорита, не столько сладость меда чувствительна и приятна для рта, сколько упражнение в Божием слове веселит мою душу, где употребил гортань, как орган голоса, означая голосом упражнение. Пользуясь оным душа получает из того полезный плод.
Свт. Афанасий Великий: Сладки слова Божии по словесной приятности своей; а выражением: «более меда» означается то, что у людей приятнее всего.
Дидим Слепец: Медом называет внешнее учение по причине сладости и приятности речи, а равно и по причине ласкательства, которое поощряет и побуждает к удовольствиям. Итак, слова Божии слаще оной (речи) для уст и гортани праведника по причине напоения, т. е. исполнения, ибо исполнитель предписания закона услаждается тем, что ведет ко спасению, а не тем, что доставляет приятность».

Толкование свт. Феофана Затворника на Пс. 118:103:

«Коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда устом моим...

Остается еще отогреть сердце, хладное ко всему святому и Божественному. Человек создан по образу Божию; стало быть, все Божественное должно находить в нем теплое чувство. Но когда человек ниспал от своего чина и вкусил от благ чувственных, – вкус к духовному закрылся, и область та стала для него землею неведомою; совсем забыл он, что это за блага духовные и божественные. Как слепой не понимает, что такое цветы, о красоте которых ему рассказывают, как глухой смотрит даже на инструменты, гармонические звуки которых чаруют всех, и ничего не может понять, что такое деется вокруг него, так и тот, у кого закрылось чувство к духовному, видя, не видит его, и слыша, не слышит, ибо «одебеле сердце» (Деян.28:27) его.

Кому неизвестна эта дебелость, огрубение и нечувствие сердца? Знают его и все боящиеся Бога и путем заповедей Его идущие. Но это временами лишь находящее замирание сердца; а где в силе страсти и разные пристрастия, там нечувствие и холодность к Божественному есть уже постоянное состояние. Тут душа мертва; воскресение ее начинается оживлением чувства духовного.

Первые удары в это чувство бывают очень болезненны. Оно поражается страхом смерти, суда и мук вечных. Отсюда обычным путем рождается страх Божий, который оживляет совесть и вместе с нею доводит до покаяния и решимости – оставить путь злой и прилепиться к Господу угождением Ему чрез исполнение заповедей Его. Но и тут полагается только начало оживлению духовного чувства. Больной встал, но он еще не имеет ни к чему аппетита: ест и пьет по убеждению, что надо есть и пить, чтоб не умереть. Таков и тот, кто вступил на путь Божий покаянием: нудит себя на добро и противится злу, но вкуса еще не находит в делах своих, делает по убеждению, что нельзя иначе, по обету и решимости делать все по заповедям.

Постоянство в самопринудительном делании начинает потом понемножку оживлять и чувство. Душа начинает, ощущать приятность и сладость в том, в чем прежде не находила вкуса. И молитва начинает услаждать, и селения Божий (храмы) становятся возлюбленными, и милостыня доставлять утешение, и всякое воздержание радовать. Тут бывает то же, что при окостенелости холерной: трут больного без жалости и мало-помалу возвращают теплоту в охлажденные члены его. И в душе, пораженной холерою греха, делается то же: начинает тереть себя человек самопринужденным доброделанием – милостынями, постами, молитвами, – и понемножку оттирает свое замершее духовное чувство. Отсюда выходит наконец то, что он только и удовольствия находит, что в делах, угодных Богу; туда только его и тянет, на чем есть печать воли Божией; там только ему и приятно, где может он быть с Богом и в делах Божиих. Кто достиг сего, в том чувство духовное, значит, ожило. Вот это-то состояние и выражает пророк словами: «коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда устом моим». Словеса означают заповеди Божий. Не такую, говорит, сладость оставляет в гортани мед, какую в душе – исполнение заповедей»

Monastirskaya-paseca

Монастырская пасека. 2009. Добровольская Гаянэ

Притч. 16:24: «Приятная речь — сотовый мед, сладка для души и целебна для костей»

Толкование свт. Иоанна Златоуста:

«Сотове медовнии словеса добрая — мед по приготовлению и по качеству, так как вследствие (присущей им) истины имеют сладость, врачующую душу; душу врачует духовный мед; иначе говоря, приветливый на словах всем нравится»

Притч. 25:16: «Нашел ты мед, — ешь, сколько тебе потребно, чтобы не пресытиться им и не изблевать его»

Притч. 25:27: «Как нехорошо есть много меду, так домогаться славы не есть слава»

Женевская учебная Библия Информация:

«Чувство меры, о котором здесь говорится, должно проявляться во всем: дружба хороша для человека, как мед, но так же, как пресыщение медом приводит к недомоганию, злоупотребление дружбой разрушает ее».

«Домогание славы может обернуться тем же, что и переедание меда».

Песн. 5:1: «Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!»

Толкование свт. Кирилла Иерусалимского:

«Что же будет говорить погребаемый в саду? Объимах смирну мою со ароматами моими, и потом: смирна и алой со всеми первыми литрами (4, 14). Вещи сии суть признаки погребения; и в Евангелии сказано: приидоша жены на гроб, носяще, яже уготоваша ароматы (Лк. 24, и). И Никодим нося смешение смирнено и алойно (Ин. 19, 39). Потом написано: ядох хлеб мой с медом моим: вкушал горькое во время страдания, и сладкое по воскресении. Воскресши, взошел Он, когда затворены были двери: ученики не верили, ибо мняху дух видети (Лк. 24, 37). На cиe Он сказал: осяжите Мя, и видите (37), вложите персты в раны от гвоздей, как испытывал Фома. Еще же неверующим им и чудящимся от радости, рече им (41): имате ли что снедно зде? Они же даша Ему от пчел сот (42). Видишь, как исполнились оныя слова: ядох хлеб мой с медом моим»

«Итак, размышляй о Божественных Песнях, исполненных целомудрие и означающих страдание Христово. Ибо они, возвещая о страдании Спасителя, сказывают и о месте: вниде в «вертоград» и бе тамо погребен... Ибо исполнилось смотрение: и о сбывшихся по воскресении обстоятельствах повествуют: «ядох хлеб мой с медом моим». Понеже дали Ему от пчел сот (Лк. 24:42)»
(Беседа о расслабленном)

«Я предвозвестил в песнях о винограде сам невесте Моей, и сии слова говорил ей: «внидох в вертоград, сестро Моя, невесто». «Бе же, идеже распяся вертоград» (Ин. 19:41). Что ты здесь находишь? «Объимах смирну мою», когда пил смешенное со смирною вино и уксус».
(Поучения огласительные, 13)

Сир. 24:22: «ибо воспоминание обо мне слаще меда и обладание мною приятнее медового сота» (О Премудрости)

Сир. 39:32: «Главное из всех потребностей для жизни человека — вода, огонь, железо, соль, пшеничная мука, мед, молоко, виноградный сок, масло и одежда:»

Иез 3:1-3: «И сказал мне: сын человеческий! съешь, что перед тобою, съешь этот свиток, и иди, говори дому Израилеву. Тогда я открыл уста мои, и Он дал мне съесть этот свиток; и сказал мне: сын человеческий! напитай чрево твое и наполни внутренность твою этим свитком, который Я даю тебе; и я съел, и было в устах моих сладко, как мед»

Толкование прп. Ефрема Сирина:

«Свиток в устах пророка соделался сладким, как мед, и исполнилось на Иезекииле написанное: «сладка́ гортани моему словеса́ Твоя, паче меда устом» (Пс. 118:103).

Pasechik

Пасечник. 1875. Н.А.Богатов

Мф. 3:4: «Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед»

Толкование прп. Исидора Пелусиота:

«Акриды, которыми питался Иоанн Креститель, были не живые твари, похожие на жуков, как думают иные по невежеству (да не будет сего!), но верхушки трав или растений. А также и мед дикий был не какое-либо произрастение, но действительно горный мед, который делают дикие пчелы, весьма горький и противный на вкус. А сим Иоанн показывал, какому чрезмерному подвергался он злостраданию, не только скудостью, но и суровостью подавляя всякое телесное пожелание»

Отрывок из толкования свт. Иоанна Златоуста (на те же слова об Иоанне Крестителе):

«а это и Христос поставляет в величайшую похвалу добродетели: чесо изыдосте, говорит Он, видети? Человека ли в мягки ризы одеянна? Се, иже мягкая носящия, в домех царских суть (Матф. XI, 8)»

Лк. 24:42: «Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда»

Толкование архиеп. Аверкия (Таушева) 

«С целью искоренить в учениках последние остатки неверия, Господь вкушает перед ними, вероятно, оставшуюся от их вечери часть печеной рыбы и сотового меда.

«Возрадовашася ученицы, видевше Господа» — сомнения их рассеялись, и их охватила та радость, о которой предсказывал им Господь на Тайной вечери: «Паки узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас» (Ин. 16:22)»

И в завершении чтений кратких отрывков из Священного Писания, в которых упоминается мед, вспомним одно из определений Господа Бога нашего Иисуса Христа – Сладчайший. Вот она, та Премудрость, воспоминание о которой слаще меда и обладание которой приятнее медового сота (Сир. 24:22). Так взываем мы к Господу в каноне умилительном, – «Иисусе Сладчайший, спаси мя», так называется и акафист – «Сладчайшему Господу нашему Иисусу Христу».

В центре храма лежит Крест Господень для поклонения. Символ страданий Божьих за нас, символ Победы Его для нас. Припадаем мы к Кресту, взываем к премудрости Божьей, молимся.

Освящается на молебне вода, кропится мед. И да милостью Его вынесем мы из праздника изнесения древ Креста Господня, именуемого в народе медовым Спасом, не только и не столько мёд освященный и благословленный, сколько сладость Слова Божия да молитву сердечную Сладчайшему Иисусу Христу.

© 2016, mlp.in.ua. Все права защищены. 

Запись опубликована в рубрике Святоотеческие толкования на Священное писание с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.