Песнопения Страстной Седмицы. Святая и Великая Пятница (утреня с чтением 12-ти Евангелий)

Страсти-Христовы-2Страдания, претворенные любовью в блаженство

В Четверг Страстной седмицы вечером совершается последование утрени Великой Пятницы с чтением Двенадцати страстных Евангелий. Эта служба содержит глубочайшие по своему смыслу и назидательности чтения и песнопения, внимательное рассмотрение которых принесет величайшую пользу.

Сопровождая на Голгофу своего Жениха, Церковь предоставляет повествование евангелистам, а сама в промежутках между чтениями воспевает и толкует читаемое.

Последование Страстей совершается в ночь с четверга на пятницу. Ночь эта  – Гефсиманская ночь Спасителя, еще не распятого, но уже преданного и душой погрузившегося в смертельную скорбь и тоску. В пасхальную ночь, когда все мирные жители Иерусалима предавались глубокому сну, одни первосвященники и старейшины народа не могли заснуть от мучившей их душу мрачной думы: «Како убити Неповиннаго». Они с нетерпением ожидали, когда же Иуда Искариот исполнит данное им обещание и когда же, наконец, будет в их руках неумолимый Обличитель, Иисус Христос.

Пятница Страстной седмицы в древних христианских памятниках называется «Великою Пятницею», «днем спасения по преимуществу», «Пасхою крестною», «днем Креста», «днем страданий». Воспоминание спасительной смерти Христовой в этот день восходит еще ко временам апостольским[1]. Почитание этого дня издревле отличалось тем, что все благоговели перед «днем, когда отнят был Жених», Церковь строго относилась к нарушителям поста в этот день. В храмах в этот день совершалось разрешение над кающимися, находящимися под епитимией, чем подчеркивалось, что грехи наши прощаются единственно ради искупительной и спасительной Жертвы Христа Спасителя. В некоторых местах и богослужение в Великую Пятницу совершалось за городом в память того, что Господь Иисус Христос, по замечанию апостола, вне врат пострадати изволил (Евр.13, 12).

В богослужении Великой Пятницы, как в поразительно печальной картине, изображена вся евангельская история страдания и смерти Господа нашего: это последовательное описание Крестного пути Спасителя с минуты лобзания и предания Иудой в саду Гефсиманском до распятия на Голгофе и погребения в саду Иосифа Аримафейского. В этот день Святая Церковь подводит нас к самому подножию Креста Христова, водруженного на Голгофе, и делает нас трепетными зрителями всех мучений Спасителя. «Страшное и преславное таинство днесь действуемо зрится: неосязаемый удержавается; вяжется, разрешаяй Адама от клятвы; испытуяй сердца и утробы, неправедно испытуется; в темнице затворяется, Иже бездну затворивый; Пилату предстоит, Емуже трепетом предстоят небесныя силы; заушается рукою создания Создатель; на древо осуждается, судяй живым и мертвым; во гробе заключается разоритель ада»[2]. «Во Святый и Великий Пяток, – говорит в синаксаре Святая Церковь, – святыя и спасительныя и страшныя страсти совершаем, Господа и Бога Спаса нашего Иисуса Христа, яже нас ради волею прият: оплевания, биения, заушения, досады, насмеяния, багряную одежду, трость, губу, оцет, гвоздия, копие, и по сих всех, крест и смерть, яже вся в пяток содеяшася».

Последуя словам Спасителя, сказанным в ночь перед Его страданиями в Гефсиманском саду: Бдите и молитеся, да не внидите в напасть[3] (Мф.26, 41), Церковь, желая, чтобы мы проводили эту страшную ночь в бдении и молитве, начинает «последование святых и спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа» еще накануне, с четверга на пятницу (собственно говоря, если следовать суточному кругу богослужения, который начинает каждый день вечером накануне, это понятно). Обычай читать в Великую Пятницу евангельские повествования о страданиях Господних существует в Православной Церкви с начала ее основания. По слову святителя Иоанна Златоуста, это умилительное благовестие совершается для того, «чтобы неверующие  – язычники  – не могли сказать, что мы проповедуем только о славных и знатных делах Христовых, как то о знамениях и чудесах, а о позорном скрываем». «В день Креста, – говорит тот же святитель, – мы читаем все, относящееся ко Кресту. Благодать Святого Духа так устроила, что все, относящееся к страданиям Господним, прочитывается у нас во всенародный праздник, именно, в Великий вечер Пасхи»[4]. В песнопениях, положенных между чтениями Евангелий, Святая Церковь говорит об относящихся к этому времени страшных событиях и раскрывает их духовный смысл. В Иерусалимской Церкви в первые века христианства служба эта совершалась всю ночь и Евангелие читалось в пяти местах, в том числе на Елеонской горе, где Господь учил учеников перед Своими страданиями, в Гефсимании, где Он был взят, и на Голгофе, где Он был распят. Во мраке ночи, со светильниками в руках, шли верующие по стопам Господа в непрестанной молитве.

Последуем и мы вслед за церковными песнопениями, ведущими нас по следам Спасителя, и углубимся в смысл совершаемого в храме. «Внимательно прослушав историю страданий Иисуса Христа, – говорит протоиерей Валентин Амфитеатров, – поймете, что <…> грехи создали крест. Гвозди, которыми Он был пригвожден, – наши грехи, терны, из коих сплетен был Его венец, – все наши же грехи!»[5]. «Все, что совершилось на древе крестном, – пишет святитель Григорий Богослов, – было врачеванием нашей немощи <…> Поэтому древо за древо и руки за руку, руки, мужественно распростертые, – за руку, невоздержанно протянутую, руки пригвожденные  – за руку, извергнувшую Адама. Поэтому вознесение на крест  – за падение, желчь  – за вкушение, терновый венец  – за худое владычество, смерть  – за смерть, тьма  – за погребение и возвращение в землю для света»[6]. А святитель Афанасий Великий поясняет: «Если Иисус Христос пришел для того, чтобы понести на Себе наши смертные грехи и наше проклятие, то каким другим образом мог бы Он принять на Себя проклятие <…> если бы не претерпел смерти, предназначенной проклятым? А это и есть Крест, ибо написано: проклят пред Богом [всякий]повешенный [на дереве](Втор.21, 23)»[7].

Чтение 12-ти Страстных Евангелий

Это чтение составлено из текстов всех четырех евангелистов. Песнопения 15-ти антифонов в промежутках между чтениями лишь дополняют и поясняют течение евангельских событий. Вся служба, кроме евангельских чтений, поется в знак великого духовного торжества. Евангельские чтения выбраны так, чтобы осветить страдания Спасителя с разных сторон, представить их последовательные этапы.

Прежде чем показать Христа окровавленного, нагого, распятого и погребаемого, Святая Церковь являет нам образ Богочеловека во всем Его величии и красоте. Верующие должны знать, Кто приносится в жертву, Кто будет терпеть «оплевания, и биения, и заушения, и крест, и смерть»: Ныне прославися Сын Человеческий, и Бог прославися о Нем… (Ин. 13, 31). Чтобы постигнуть глубину уничижения Христа, нужно понять, насколько это возможно для человека смертного, Его высоту и Его Божество. Первое Евангелие Святых Страстей есть поэтому как бы словесная икона Бога Слова, возлежащего на «Пасхе распятия» и готового на смерть. Видя безмерное уничижение своего Господа и Спасителя, Церковь вместе с тем зрит и славу Его. Уже первое Евангелие начинается словами Спасителя о Его прославлении: Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем. Эта слава, как некое световидное облако, окутывает ныне стоящий пред нами возвышенный Крест. Как некогда гору Синай и древнюю скинию, окружает она и Голгофу. И чем сильнее та скорбь, о которой повествует евангельский рассказ, тем сильнее звучит прославление Христа в песнопениях.

Сущность Бога есть любовь, поэтому она прославляется даже в страданиях Спасителя. Слава любви есть ее жертвенность. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин.15, 13). Христос кладет Свою душу за друзей Своих и именует их: Вы друзья Мои (Ин. 15, 14). Господь принес людям полноту знания. Обитающая в Нем телесно полнота Божества через единение любящих в Нем раскрывает знание о самом важном и ценном  – о Боге. Любящие друг друга во Христе получают откровение о сущности Божией. Ибо, пребывая во Христовой любви, они тем самым пребывают в триипостасном Божестве. Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим (Ин.14, 23). Приходом же Отца ниспосылается Святой Дух, Который от Отца исходит и свидетельствует о Сыне ( Ин.15, 26).

Однако невозможно любить, пребывая одному. Поэтому образ Божий отражается в человеческом обществе – в Церкви Христовой. Песнопения призывают нас к общей молитве и к общему прославлению Господа для того, чтобы и вместе воспринять «жремую Пасху, в нас священнодействуемую»: «Услышим вси вернии, созывающую высоким проповеданием, несозданную и естественную премудрость Божию, вопиет бо: вкусите и разумевше, яко Христос Аз, возопийте: славно прославися Христос Бог наш»[8]. «Христос учреди мир, Небесный и Божественный Хлеб. Приидите убо, христолюбцы, бренными устнами, чистыми же сердцы, приимем верно жремую Пасху, в нас священнодействуемую»[9].

Итак, единство Божие отражается в единстве Церкви, и наоборот. О нем и молится Иисус Христос в Своей архиерейской молитве: Да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут; да и мир веру имет, яко Ты Мя послал еси. И Аз славу, юже дал еси Мне, дах им, да будут едино, якоже Мы едино есма. Аз в них, и Ты во Мне: да будут совершени во едино, и да разумеет мир, яко Ты Мя послал еси и возлюбил еси их, якоже Мене возлюбил еси (Ин.17, 21–23). Какой смысл вкладывает Церковь в чтение этого Евангелия? Этот текст приводит нас к признанию внутренней связи учения о личности Христа как Богочеловека, о Церкви как теле Богочеловека и о природе Божества как единосущии (омоусии) Отца, Сына и Святого Духа. Кроме того, приведенная молитва есть молитва о спасении, ибо пребывать во Отце и Сыне значит быть спасенным.

Подчеркивая важность читаемых Евангелий и всего богослужения Страстной седмицы, церковные песнопения побуждают нас быть особо внимательными и сосредоточенными, оставив хотя бы на время попечения житейские: «Чувствия наша чиста Христови представим, и яко друзи Его, душы наша пожрем Его ради, и не попеченьми житейскими соугнетаемся яко Иуда, но в клетех наших возопиим: Отче наш, иже на небесех, от лукаваго избави нас»[10].

Побудив нас к особому вниманию, Святая Церковь снова в своих песнопениях прославляет жену, помазавшую Господа миром, и приводит в пример предательство злочестивого сребролюбца Иуды, напоминая нам, что корень всех зол есть сребролюбие (1 Тим.6, 10): «Милостию Богови послужим, якоже Мария на вечери, и не стяжим сребролюбия, яко Иуда: да всегда со Христом Богом будем. На тридесятих сребренницех Господи, и на лобзании льстивном, искаху иудее убити Тя. Беззаконный же Иуда не восхоте разумети»[11].

В следующих антифонах снова слышится урок смирения, снова вспоминается умовение ног Спасителем: «На умовении Твоем Христе Боже, учеником Твоим повелел еси: сице творите, якоже видите. Беззаконный же Иуда не восхоте разумети».

Далее вновь говорится о необходимости бодрствовать: «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть, учеником Твоим, Христе Боже наш, глаголал еси. Беззаконный же Иуда не восхоте разумети», так как в следующем Евангелии будет читаться о предательском взятии Спасителя под стражу. Тема духовного бодрствования очень важна. Непосредственно эти слова Спасителя обращены к Его ученикам, но через них – и ко всем христианам. Поскольку Петр оказался слишком смел на словах, равно как и прочие ученики, то Христос изобличает их нетвердость как людей, говоривших необдуманно, и в особенности обращает речь к Петру, говоря, что трудно будет сохранить верность Господу тем, кто и одного часа не мог бодрствовать. Но, обличив, снова успокаивает их, потому что они задремали не по невниманию к Нему, а по немощи. И мы, если видим немощь свою, то будем молиться, дабы не впасть в искушение. К этому постоянному духовному бодрствованию призваны все христиане, без этого постоянного несения своего Креста не может быть спасения, ибо многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян. 14, 22). Поэтому и слышим мы снова: «Поставиша[12] тридесять сребренников, цену Цененнаго, Егоже оцениша от сынов израилевых[13]. Бдите и молитеся, да не внидете во искушение, дух убо бодр, плоть же немощна: сего ради бдите».

Но приближается чтение второго Страстного Евангелия, повествующего о взятии под стражу Спасителя. Торжественная процессия древних христиан, проводящих Страстную седмицу во Святой земле, в этот момент приближалась когда-то к Гефсиманскому саду, где и было совершено предательство. Поэтому, чтобы напомнить молящимся о том, что Господь страдает ради нас и что все происходило по неизреченному Божиему Промыслу, Святая Церковь воспевает: «На вечери ученики питая, и притворение предания ведый, на ней Иуду обличил еси, неисправленна убо сего ведый: познати же всем хотя, яко волею предался еси, да мир исхитиши от чуждаго: долготерпеливе слава Тебе»[14].

Подготовив таким образом молящихся к правильному пониманию читаемого, Церковь предлагает нашему вниманию второе Страстное Евангелие, в котором говорится о взятии Спасителя воинами первосвященника под предводительством Иуды-предателя, об отречении Петра, о заушении Иисуса во дворе Каиафы и о заключении Его в претории Понтия Пилата.

Следующие за чтением Евангелия антифоны вновь останавливаются на падении Иуды: «Днесь Иуда оставляет Учителя, и приемлет диавола, ослепляется страстию сребролюбия, отпадает Света омраченный: како бо можаше зрети, Светило продавый на тридесятих сребренницех; но нам возсия Страдавый за мир. К Немуже возопиим: пострадавый и сострадавый человеком, Господи, слава Тебе»[15]. Очевидно, что не случайно пороку сребролюбия и поступку Иуды уделяется столько внимания. Святые отцы очень решительно высказываются по этому поводу. «Кто стал служить мамоне, тот уже отказался от служения Христу»[16]. Вот почему еще и еще раз возникает эта тема: «Днесь Иуда притворяет благочестие, и отчуждается дарования, сый ученик бывает предатель: во обычном лобзании лесть покрывает, и предпочитает Владычния любве несмысленно работати сребролюбию, наставник быв соборища беззаконнаго; мы же имуще спасение Христа, того прославим»[17]. В противоположность поступку Иуды, верные Христовы последователи призываются к добродетелям, противоположным его греховному недугу: «Братолюбие стяжим яко во Христе братия, а не немилостивное еже к ближним нашым: да не яко раб осудимся немилостивый, пенязей ради, и яко Иуда раскаявшеся, ничтоже пользуемся»[18].

Обращая речь Спасителя к Его ученикам, Святая Церковь в следующих антифонах снова ободряет и укрепляет последователей Христовых в это тяжелое время; нас же, отделенных от описываемых в Евангелии событий веками, подвигает к терпению и стойкости в искушениях: «Днесь глаголаше Зиждитель небесе и земли Своим учеником: приближися час, и приспе Иуда предаяй Мене, да никтоже отвержется Мене, видя Мя на кресте посреде двою разбойнику: стражду бо яко человек, и спасу яко Человеколюбец, в Мя верующыя… Господи, на страсть вольную пришед, вопиял еси учеником Твоим: аще и единаго часа не возмогосте бдети со Мною, како обещастеся умрети Мне ради; поне Иуду зрите, како не спит, но тщится предати Мя беззаконным. Востаните, молитеся, да не кто Мене отвержется, зря Мене на кресте, долготерпеливе, слава Тебе»[19].

Читается третье Страстное Евангелие, повествующее о том, как Спаситель во дворе первосвященника Каиафы Сам свидетельствует о Себе как о Сыне Божием и принимает за это свидетельство заушение и оплевание. Здесь же изображены отречение апостола Петра и его раскаяние. Следующие за Евангелием антифоны подчеркивают, что Божественный Страдалец терпит эти муки добровольно  – ради спасения Своего создания: «Емшым Тя беззаконным, претерпевая, сице вопиял еси Господи: аще и поразисте Пастыря, и расточисте дванадесять овец ученики Моя, можах вяшше, нежели дванадесяте легеонов представити ангелов. Но долготерплю, да исполнятся, яже явих вам пророки Моими, безвестная и тайная: Господи, слава Тебе»[20].

В седьмом антифоне говорится об апостоле Петре: «Трищи отвергся Петр, абие реченное ему разуме, но принесе к Тебе слезы покаяния: Боже, очисти мя, и спаси мя»[21]. Здесь кратко говорится о событиях, имеющих очень глубокое, непреходящее нравственное значение. Одержимый страхом, Петр забыл о своих обещаниях Учителю и покорился человеческой немощи. Но в этом событии есть и высший смысл. Петр уличается служанкою, то есть человеческою немощию, этою малою рабынею. Петух означает слово Иисусово, которое не позволяет нам спать. Пробужденный Петр вышел вон из двора архиереева, то есть из состояния ослепленного ума, и заплакал. Пока он находился во дворе ослепленного ума, то не плакал, потому что не имел чувства; но как скоро вышел из него, то пришел в чувство.

Тема покаяния очень важна, и в песнопениях Страстной седмицы она раскрывается как нигде ярко. По мнению святых отцов, если бы и злочестивый Иуда мог пасть перед Крестом Христовым и принести искреннее покаяние за предательство, он услышал бы из пречистых уст Господа: «Отпускаются тебе грехи»[22]. Однако «беззаконный Иуда не восхоте разумети» Божиего милосердия. Он не обратился, подобно апостолу Петру, к благому и милосердому Господу. Предатель пришел к фарисеям, но сочувствия у них не нашел. Бросив им сребренники, он пошел и удавился  – страшный конец!

Какой же урок может извлечь православный христианин из отречения апостола Петра? У многих, наверное, возникал вопрос: как он мог отречься от Спасителя? А как мы ежеминутно отрекаемся словом и делом?.. Любовь ко греху удерживает нас от следования за Христом и делает нашу душу мертвой, не знающей Христа.

В восьмом антифоне упрекаются жестоковыйные иудеи, не узнавшие во Христе своего Мессию и Законоположителя: «Рцыте беззаконнии, что слышасте от Спаса нашего; не закон ли положи, и пророческая учения; како убо помыслисте Пилату предати, иже от Бога, Бога Слова, и избавителя душ наших»[23]. Те, которым был дарован Закон и пророки, те, кто видел столько чудес, не узнали своего Спасителя и своего Мессию: «Да распнется, вопияху Твоих дарований присно наслаждающиися, и злодея вместо благодетеля прошаху прияти, праведников убийцы: молчал же еси Христе, терпя их суровство, пострадати хотя и спасти нас, яко Человеколюбец»[24].

Наступает время чтения четвертого Страстного Евангелия. В нем описываются диалог Спасителя и Пилата, бичевание Господа, облечение Его в терновый венец и багряницу, безумные крики толпы: «Распни, распни Его!» и предание Его на распятие. Он еще раз, уже у порога смерти, свидетельствует о Себе как об Истине, на что неверующий скептицизм в лице Пилата отвечает: «Что есть истина?»  – и предает Христа истязаниям и надругательствам.

Поражает в этом евангельском отрывке крик толпы, жаждущей смерти своего Творца: «Да распнется, вопияху Твоих дарований присно наслаждающиеся, и злодея вместо благодетеля прошаху прияти, праведников убийцы». Столько чудес совершил Господь за всю историю израильского народа, и этот народ в своем большинстве не принял Его: «Сия глаголет Господь иудеом: людие Мои, что сотворих вам; или чим вам стужих; слепцы ваша просветих, прокаженныя очистих, мужа суща на одре возставих. Людие Мои, что сотворих вам: и что Ми воздасте; за манну желчь: за воду оцет: за еже любити Мя, ко кресту Мя пригвоздисте!..»[25]. И если бы только не принял… Кровь Его на нас и на детях наших (Мф.27, 25)… Какие страшные слова!.. И с каким безумным легкомыслием произносит их народ. Принятая им на себя Кровь Праведника сожгла огнем города, предала израильтян в руки врагов и наконец рассеяла их по лицу земли… Но эту же Кровь мы приемлем в Таинстве Святого Причащения, она для нас  – источник бессмертия и Вечной Жизни… Но Кровь Его будет и на нас, и на детях наших во осуждение и погибель, если и после обновления нас этой святейшей Кровию мы продолжаем творить прежние грехи.

Но вот среди страшной скорби слышатся слова церковного песнопения, вкладываемые в уста Спасителя: «Ктому не терплю прочее, призову Моя языки, и тии Мя прославят со Отцем и Духом: и Аз им дарую живот вечный»[26]. Здесь говорится о Святой Церкви Христовой, которая будет собрана также и из овец, яже не суть от двора сего. Но и тыя Ми подобает привести, и глас Мой услышат, и будет едино стадо и един Пастырь (Ин. 10, 16).

В следующих, десятом и одиннадцатом, антифонах упоминается о грозных природных явлениях, сопровождавших страдания Христа. Если люди оказываются бесчувственными, то неживая природа не может не сострадать своему Создателю: «Одеяйся светом яко ризою, наг на суде стояше, и в ланиту ударение прият от рук, ихже созда: беззаконнии же людие на кресте пригвоздиша Господа славы: тогда завеса церковная раздрася, солнце померче, не терпя зрети Бога досаждаема, Егоже трепещут всяческая, Тому поклонимся.

Ниже земля яко потрясеся, ниже камение яко разседеся, евреов увещаша, ниже церковная завеса, ниже мертвых воскресение. Но даждь им Господи, по делом их, яко тщетным на Тя поучишася.

Днесь церковная завеса на обличение беззаконных раздирается, и солнце лучы своя скрывает, Владыку зря распинаема»[27].

Пятое Страстное Евангелие повествует о гибели предателя Иуды, о допросе Господа в претории Пилата и об осуждении Его на смерть. В тринадцатом антифоне говорится о разбойнике-убийце Варавве, которого обезумевшая толпа предпочла Спасителю: «Собрание иудейское у Пилата испросиша распяти Тя, Господи: вины бо в Тебе не обретше, повиннаго Варавву свободиша, и Тебе праведнаго осудиша, сквернаго убийства грех наследовавшее»[28]. И снова Церковь напоминает нам, что Спаситель страдает за нас: «Егоже вся ужасаются и трепещут, и всяк язык поет, Христа Божию силу и Божию премудрость, священницы за ланиту удариша, и даша Ему желчь: и вся пострадати изволи, спасти ны хотя от беззаконий наших Своею Кровию, яко Человеколюбец»[29].

Вдруг, среди скорби и величия этого дня, раздается слабый человеческий вопль. Это вопль разбойника, распятого одесную Христа и постигшего Божественность сораспятого с ним и состраждущего ему Богочеловека. «Мал глас испусти разбойник на кресте, велию веру обрете, во едином мгновении спасеся, и первый райская врата отверз вниде, иже того покаяние восприемый, Господи, слава Тебе»[30].

Как сердечный вздох всего мира подхватывает его Церковь, и в сердцах ее верных он разрастается в целую песнь о благоразумном разбойнике, воспеваемую трижды перед 9-м Евангелием: «Разбойника благоразумнаго, во едином часе раеви сподобил еси Господи, и мене древом крестным просвети, и спаси мя»[31]

Особенной силой проникнуты слова последнего антифона: «Днесь висит на древе, иже на водах землю повесивый, венцем от терния облагается, иже ангелов Царь; в ложную багряницу облачается, одеваяй небо облаки; заушение прият, иже во Иордане свободивый Адама; гвоздьми пригвоздися Жених церковный; копием прободеся Сын Девы. Покланяемся страстем Твоим Христе; покланяемся страстем Твоим Христе; покланяемся страстем Твоим Христе, покажи нам и славное Твое воскресение»[32].

И здесь, среди помрачающих сознание страданий, словно тонкий лучик света появляется упоминание о том, ради чего все эти страдания: «покажи нам и славное Твое воскресение»!

Укрепив таким образом молящихся, Церковь предлагает чтение шестого Страстного Евангелия, в котором говорится о самом распятии. В песнопениях, следующих за этим Евангелием и непосредственно предшествующих ему, раскрывается спасительный смысл страданий Богочеловека: «Крест Твой, Господи, жизнь и заступление людем Твоим есть, и нань надеющеся, Тебе распятаго Бога нашего поем, помилуй нас». В песнопениях слышится: «Искупил ны еси от клятвы законныя, честною Твоею Кровию, на кресте пригвоздився, и копием прободся, безсмертие источил еси человеком, Спасе наш, слава Тебе»[33]. Господь искупил нас, сделал все для нашего спасения, но спасение это можно обрести только в Христовой Церкви. Поэтому сразу же после чтения евангельского повествования о распятии слышим мы утешительные слова о Церкви, напояющей Божественной благодатью весь мир: «Живоносная Твоя ребра, яко из Едема источник источающая, Церковь Твоя, Христе, яко словесный напаяет рай, отсюда разделяяся яко в начала, в четыри Евангелиа, мир напаяя, тварь веселя, и языки верно научая покланятися Царствию Твоему»[34]. Только в Церкви, как в спасительном ковчеге, можно обрести успокоение и спасение от вечной смерти. Но успокоение и спасение можно получить лишь при условии следования за Христом: «Распялся еси мене ради, да мне источиши оставление, прободен был еси в ребра, да капли жизни источиши ми: гвоздьми пригвоздился еси, да аз глубиною страстей Твоих к высоте державы Твоея уверяемь, зову Ти: Живодавче Христе, слава Кресту Спасе, и страсти Твоей»[35] Спасаются только те, кто исполняет евангельскую заповедь: Аще кто хощет по Мне[36] ити, да отвержется себе и возьмет крест свой и по Мне грядет (Мф. 16, 24).

Что же еще можно добавить, что еще полезного можно извлечь для себя из предлагаемых песнопений? «Рукописание наше на кресте растерзал еси, Господи, и вменився в мертвых, тамошняго мучителя связал еси, избавль всех от уз смертных воскресением Твоим, имже просветихомся, Человеколюбче Господи, и вопием Тебе: помяни и нас, Спасе, во Царствии Твоем»[37].

Седьмое и восьмое Страстные Евангелия повторяют события распятия Спасителя, дополняя их некоторыми подробностями. После восьмого Евангелия читается трипеснец Косьмы Маиумского, в котором, в частности, снова говорится об учениках Христовых. В восьмой песни этого трипеснца содержится важная мысль о том, что тому, кто более крепок, посылается и более сильное искушение: «От веждей учеником ныне сон, рекл еси Христе, отрясите, в молитве же бдите, да не в напасть внидете, и наипаче Симоне: крепчайшему бо болий искус. Разумей Мя Петре: Егоже вся тварь благословит, славящи во веки»[38]. Далее нам напоминается о том, что никогда нельзя надеяться на себя, так как только при помощи Божией мы можем сделать что-либо доброе: «Глубину премудрости Божественныя и разума, не всю испытал еси, бездну же Моих судеб не постигл еси человече, Господь рече. Плоть убо сый не хвалися, трижды бо отвержешися Мене, Егоже вся тварь благословит, славящи во веки»[39]. Причем Петр испугался не воинов, но служанки: «Отрицаешися Симоне Петре, еже сотвориши скоро, якоже речеся, и к Тебе отроковица едина пришедши устрашит Тя, Господь рече. Горце прослезив, обрящеши Мя обаче милостива: Егоже вся тварь благословит, славящи во веки»[40].

Эксапостиларий трипеснца, поемый перед самым чтением девятого Евангелия, изображает благоразумного разбойника, пришедшего в познание Истины во единонадесятый час. Этим подается урок того, что покаяться и прийти ко Христу-Спасителю не поздно никогда: «Разбойника благоразумнаго, во едином часе раеви сподобил еси Господи, и мене древом крестным просвети, и спаси мя». Иисус приемлет всех, давая тот же динарий и тем делателям, которые пришли около одиннадцатого часа.Аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи (Лк.23, 43).

Читается девятое Страстное Евангелие, в котором говорится о предсмертных заботах Спасителя о Его Матери и о Его смерти. Господь, вися на кресте, усыновляет Своему любимому ученику Матерь Свою. «Это был ответ на Ее беспредельную скорбь, зрелище которой являлось одним из острейших терний мученического венца Спасителя»[41].

И вот  – «совершилось». Господь, Творец неба и земли, вися на кресте, испустил дух. «Плещи Моя дах на раны, лица же Моего не отвратих от заплеваний, судищу Пилатову предстах, и крест претерпех за спасение мира». Совершилось дело искупления рода человеческого Его крестными страданиями, во всем согласно с ветхозаветными пророчествами и прообразованиями. Даже неживая природа не могла остаться безучастной к смерти своего Творца. Среди мрака послышался сильный подземный гул, и начала колебаться земля: «Вся тварь изменящеся страхом, зрящи Тя на кресте висима Христе: солнце омрачашеся, и земли основания сотрясахуся, вся сострадаху Создавшему вся. Волею нас ради претерпевый, Господи, слава Тебе»[42].

Грозные явления природы прекратились. Голгофа опустела. По городу стали распространяться страшные слухи о том, что землетрясение повредило храм, и завеса, отделявшая Святое Святых от Святилища, разорвалась сверху донизу. Это событие знаменовало завершение Ветхого Завета и установление нового отношения человека к Богу.

В десятом и одиннадцатом Страстных Евангелиях повествуется о погребении Спасителя. Тайные ученики Христовы  – Иосиф Аримафейский, «благообразный советник», и Никодим  – уже не скрываясь, отдают своему Учителю последние почести. Эти Евангелия, как и двенадцатое, относятся к событиям Великой Субботы, поэтому и церковные песнопения проникнуты уже нескрываемой радостью и ожиданием Светлого Христова Воскресения: «Людие злочестивии и беззаконнии, вскую поучаются тщетным; вскую живота всех на смерть осудиша; велие чудо, яко Создатель мира в руки беззаконных предается, и на древо возвышается Человеколюбец, да яже во аде юзники свободит зовущыя: долготерпеливе Господи, слава Тебе[43].

Господи, восходящу Ти на крест, страх и трепет нападе на тварь, и земли убо возбранял еси поглотити распинающих Тя, аду же повелевал еси испустити юзники, на обновление человеков, Судие живых и мертвых, жизнь пришел еси подати, а не смерть: Человеколюбче, слава Тебе»[44].

Двенадцатое Страстное Евангелие заканчивает повествование о спасительных Страстях Христовых. В нем говорится о том, как иудеи, боясь обмана со стороны учеников Господних, опечатали Гроб и поставили у него стражу.

Прочитано последнее Страстное Евангелие, Господь положен во гроб, ученики Христовы разошлись… Заканчивается и последование святых и спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа, и с зажженными свечами христиане расходятся из храма, скорбя от пережитого, но в глубине души уже ожидая Воскресения.

Автор: священник Геннадий Орлов
Источник: 
http://azbyka.ru/

 


[1] Постановления Апостольские. 5, 14.

[2] «Сегодня мы видим совершаемое страшное и невероятное действие: неосязаемый удерживается, связывается освобождающий Адама от проклятия. Знающий мысли и дела несправедливо допрашивается, в темнице запирается (адскую) бездну заперший. Стоит перед Пилатом Тот, перед Которым с трепетом стоят ангелы, получает пощечину Создатель от создания, на крестную смерть осуждается Судья живых и мертвых, во гроб полагается Разрушитель ада».

[3] «…чтобы не впасть в искушения».

[4] Цит. по: Протоиерей А. Никольский. Указ. соч. С. 96.

[5] Протоиерей Валентин Амфитеатров. Великий пост. Духовные поучения. М., 1997. С. 79.

[6] Цит. по: Священник Григорий Дьяченко. Уроки и примеры христианской веры. СПб., 1900. С. 282.

[7] Барсов М. В. Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия. Т. 3. СПб., 1893. С. 597.

[8] «Верующие, услышим созывающую (нас) громким гласом, нетварную и присущую Богу премудрость, призывающую: “Испытайте, и поняв, что Я — Христос, воскликните: Славно прославился Христос Бог наш!”»

[9] «Христос всех примирил, дав Небесный и Божественный Хлеб; придите же, любящие Христа, грешными устами, но с чистыми сердцами причастимся истинно приносимой Пасхальной Жертве, ради нас совершаемой».

[10] «Чувства наши чистыми Христу представим и, как друзья Его, души наши принесем Ему в жертву, чтобы житейские заботы не угнетали нас, как Иуду, но в кельях наших воззовем к Нему: “Отец наш небесный, от лукавого избавь нас!”».

[11] «За 30 сребренников и с помощью коварного поцелуя иудеи хотели убить Тебя. А беззаконный Иуда не захотел уразуметь».

[12] Назначили.

[13] Некоторые из сынов израильского народа.

[14] «Причащая учеников на Вечере, ведая скрытое предательство, обличил на ней Иуду, зная, что он неисправим, чтобы все поняли, что Ты добровольно предался, дабы спасти мир от диавола. Долготерпеливый, слава Тебе!».

[15] «Сегодня Иуда оставляет Учителя и принимает диавола, ослепляется страстью сребролюбия, помраченный отпадает от Света: как он мог на Него смотреть, продавший Светило за 30 сребренников?! Но для нас воссиял Страдавший за мир. К Нему и возопием: “Пострадавший и сострадавший людям, Господи, слава Тебе!”».

[16]  Святитель Иоанн Златоуст. Творения. Т. 4. СПб., 1898. С. 57.

[17] «Сегодня Иуда притворяется благочестивым и отчуждается дара спасения. Будучи учеником, становится предателем: за обычным поцелуем скрывает обман и предпочитает Божественной любви неразумное рабское служение сребролюбию, став предводителем сборища беззаконников. А мы, имея спасение, совершенное Христом, прославим Его».

[18] «Приобретем братолюбие во Христе, братья, а не немилосердие к окружающим нас, чтобы не быть осужденными ради денег, как немилостивый раб, и как Иуда, пожалевший о содеянном, не потерять спасения».

[19] «Ныне говорит Творец неба и земли Своим ученикам: “Пришло время, приблизился Иуда, предающий Меня. Никто да не отречется от Меня, видя Меня на кресте между двух разбойников: ибо Я страдаю, как человек, и как Человеколюбец спасу верующих в Меня…” Господь, придя на добровольные страдания, Ты взывал к ученикам Твоим: “Если вы и одного часа не могли бодр¬ствовать со Мною, то как обещали умереть за Меня? Но смотрите, как Иуда не спит, а старается предать Меня беззаконникам. Встаньте, молитесь, чтобы никто не отрекся от Меня, видя Меня на кресте”. Долготерпеливый, слава Тебе!»

[20] «Схватившим Тебя отступникам закона (Моисеева), претерпевая (истязания), так вещал, Господи: “Хотя вы поразили Пастыря и рассеяли двенадцать овец — учеников Моих, Я мог бы призвать на помощь более двенадцати легионов Ангелов. Однако Я все терплю, дабы исполнилось все, что Я открыл вам через пророков Моих,— сокровенное и тайное”. Господи, слава Тебе!»

[21] «Трижды отрекся от Тебя Петр, сразу вспомнив, что Ты ему предсказал, но принес Тебе слезное покаяние: “Боже, очисти меня и спаси меня!”».

[22] В русском апокрифе, пересказанным Н. Лесковым, при сошествии во ад Спаситель вывел всех, там пребывавших; остался один Иуда. Спаситель позвал и его, но тот сказал, что должен попросить разрешения, ушел в глубины ада — и не вернулся.

[23] «Скажите, беззаконники, что слышали вы от Спасителя нашего? Разве не закон и учения пророков изъяснял Он? Как же умыслили вы предать Пилату (рожденного) от Бога Бога-Слово, Избавителя душ наших?»

[24] «“Да будет распят!” — вопили непрестанно наслаждающиеся твоих даров. Убийцы праведников просили отпустить злодея вместо Благодетеля. Ты же, Христос, молчал, терпя их жестокость, желая пострадать и спасти нас, ибо Ты человеколюбив».

[25] «Так говорит Господь иудеям: “Люди Мои, что Я сделал вам (плохого) или чем досадил вам? Слепым вашим даровал зрение, прокаженных очистил, человека расслабленного исцелил. Люди Мои, что Я сделал вам, и чем вы Мне воздали? За манну — желчь, за воду — уксус, вместо любви ко Мне пригвоздили Меня ко кресту”».

[26] «Больше Я не буду терпеть отступников- евреев, но призову язычников, и они прославят Меня со Отцом и Духом. И Я дарую им вечную жизнь».

[27] «Облачающийся в свет, как в одежду, нагим стоял на суде и пощечины принял от рук, которые создал. Беззаконные люди на кресте пригвоздили Господа славы, тогда завеса церковная разорвалась, солнце померкло, не терпя видеть унижаемого Бога, перед Которым трепещут все. Поклонимся Ему!

Не убедили евреев ни землетрясение, ни расколовшиеся камни, ни церковная завеса, ни воскресение мертвых. Но воздай им, Господи, по делам их, ибо они напрасно злоумышляли против Тебя.

Сегодня церковная завеса разрывается для обличения беззаконников, и солнце лучи свои скрывает, видя распинаемого Владыку».

[28] «Толпа иудеев потребовала от Пилата распять Тебя, Господи. Не нашедши в Тебе вины, они освободили преступника Варавву и осудили Тебя, Праведника, наследуя грех неправедного убийства».

[29] «Тот, перед Которым оцепеневают и трепещут все и кого вся тварь воспевает, Христа — Божию силу и Божию Премудрость, священники били по щекам и возненавидели. И Он изволил все претерпеть, хотя спасти нас от беззаконий наших Своей кровью, потому что Он человеколюбив».

[30] «Разбойник на кресте сказал (всего) несколько слов, обрел великую веру и в одно мгновение спасся. Он первым, открыв врата рая, вошел в него. Господи, слава Тебе, принявшему его покаяние!»

[31] «Разбойника благоразумного Ты, Господи, тотчас сподобил рая! И меня (Своими) Крестными страданиями просвети и спаси».

[32] «Сегодня висит на Кресте Тот, Кто утвердил землю в зыбком пространстве; Царь ангелов увенчивается терновым венцом; в подобие (царской) багряницы облачается Тот, Кто одевает небо облаками; избиение терпит Тот, Кто (крещением) в Иордане освободил человечество; гвоздями пригвожден Жених Церкви; копьем пронзен Сын Девы. Мы поклоняемся страданиям Твоим, Христос. Дай нам увидеть и славное Твое воскресение!».

[33] «Ты искупил нас от законного проклятия драгоценной Твоей Кровью. Будучи пригвожден ко Кресту и пронзен копьем, Ты источил бессмертие людям. Спаситель наш, слава Тебе!».

[34] «Из живоносных Твоих ребер, источающих потоки (благодати), как из Эдема, Церковь Твоя, Христос, поит рай духовный, разделяя благовествование сейчас, как и в начале (бытия), на четыре Евангелия (из Эдема вытекало четыре реки — свящ. Г. О.), мир просвещая, тварь веселя и уча народы неизменно поклоняться Царствию Твоему».

[35] «Ты распялся ради меня, чтобы дать мне прощение грехов. Ты был пронзен в ребра, чтобы источить для меня капли жизни. Ты был прибит гвоздями, чтобы я, силой страданий Твоих удостоверившийся в величии Твоей власти, взывал к Тебе: “Податель жизни Христос, Спаситель, слава Кресту и страданиям Твоим!”».

[36] За Мной.

[37] «Ты, Господи, на Кресте разорвал нашу долговую расписку и, причисленный к мертвым, тамошнего (в аду пребывающего — свящ. Г. О.) демона победил, избавив всех от оков смерти Твоим Воскресением, которым мы просветились, человеколюбивый Господи, и взываем к Тебе: “Помяни нас, Спаситель, в Царстве Твоем!”».

[38] «Ты, Христос, ныне сказал ученикам: “Отгоните сон от ресниц ваших, бодрствуйте в молитве, чтобы не подвергнуться опасности”. И особенно Симону (т. к. сильнейшему — большее испытание): “Петр, будь уверен во Мне, в Том, Кого вся тварь благословит, славя вечно”».

[39] «“Глубину Божественной премудрости и разума ты не всю познал, человек. И множество Моих определений не постиг,— изрек Господь,— ты мыслишь по-мирски — нечем тебе хвалиться, ибо трижды отречешься от Меня, Того, Которого вся тварь благословит, славя вечно”».

[40]  «“Отрекаешься, Симон Петр, и делаешь это сразу, как только тебя узнали. И служанка, одна подойдя к тебе, устрашит тебя,— сказал Господь.— Однако, горько плача, встретишь Меня милостивого, Того, Кого вся тварь благословит, славя вечно”».

[41] Ильин В. Н. Запечатанный гроб. Пасха нетления. Сергиев Посад, 1995. С. 56.

[42] «Вся тварь изменялась от страха, видя Тебя, Христос, повешенного на Кресте: солнце меркло и основания земли сотрясались — все сострадало Создателю мира, добровольно ради нас пострадавший, Господи, слава Тебе!».

[43] «Народ нечестивый и преступный зачем замышляет тщетное? Зачем Жизнодавца осудили на смерть? Великая несуразность, что Создатель мира предается в руки язычников и Человеколюбец водружается на крест, чтобы освободить находящихся в аду узников, взывающих: “Долготерпеливый Господи, слава Тебе!”».

[44] «Господь, когда Ты восходил на крест, страх и трепет объяли тварь. Ты земле не позволил поглотить распинающих Тебя, аду же повелел выпустить узников. Судья живых и мертвых, Ты жизнь пришел подать, а не смерть, для обновления людей. Человеколюбец, слава Тебе!».

 

© 2018, mlp.in.ua. Все права защищены. 

Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.