Хроники военного времени. Мариуполь

24.02.2022 – начало отсчета военного времени. Покинутый властями и полицией город вступает на путь выживания. Очереди к банкоматам, закрытые частные аптеки, огромные очереди за лекарствами в государственные аптеки, закрытые почтовые отделения, ажиотаж в продовольственных магазинах, со скоростью света пустеющие прилавки, отсутствие питьевой воды, прокладывание троп к забытым криницам, обстрелы района Восточный. Все меняется молниеносно. Переход от привычной жизни к военному времени набирает темпы.

Под обстрелами батюшка посещает больного на Восточном, чтобы причастить его.

Пока еще в домах Центрального и Приморского районов есть свет, тепло, вода, газ, но с Восточного люди убегают, кто куда.

25.02.2022 – в нашем храме совершается вечерняя служба, прихожан почти нет. Завтра вселенская родительская мясопустная суббота. В роддоме распустили весь персонал, роддом эвакуируют. На его территории будет размещена военная техника.

Между 16.00 и 17.00 часами вечера в разные районы города доносится сильный взрыв, стреляли из Ильичевского района на Восточный – повреждена линия электропередачи, в Ильичевском районе погас свет. Связь есть, но общаемся кратко – экономим заряд аккумуляторов.

26.02.2022 – в храме служится литургия, прихожан мало, прийти смогли только те, кто живет рядом. После службы батюшка с помощником вывозит из храма антиминс, Святые дары, Евангелие, Евхаристический набор.  Интенсивные обстрелы Восточного продолжаются.

Днем размещаем в группах храма объявление о том, что вечернее богослужение и воскресная литургия отменены – нет света, роддом эвакуировали.

Тогда мы надеялись, что это ненадолго…

27.02.2022 – воскресенье – Неделя мясопустная, о Страшном суде. На территории роддома уже техника и военные. Они прогнали нашего сторожа, который дежурил в ночь на воскресенье, а его сменщика не пустили вовсе.

Восточный обстреливают непрерывно. Становятся слышны взрывы, доходящие из других частей города – микрорайоны 17-ый и 23-ий, район пригородной автостанции (там размещена военная техника). В центр города ползут, гонимые ветром, густые клубы едкого дыма, значит где-то пожары. Где? Трудно предположить, только строим догадки, информация в интернете противоречивая.

28.02.2022 – понедельник Сырной седмицы. В сети появилась информация о том, что снаряд попал в Южнодонбасскую подстанцию, в любой момент может пропасть свет. Свет отключили вечером, одновременно не стало отопления. Обстрелы, взрывы, автоматные очереди и прочее «музыкальное сопровождение» наполняет нашу жизнь.

1.03.2022 – какая радость – включили свет после 20.00, сразу зарядка телефона, выход в интернет, интенсивное общение. Отопления нет, но ведь весна по календарю, скоро будет тепло. Так мы думали 1 марта.

2.03.2022 – Сегодня среда третьей подготовительной недели. Читается книга пророка Иоиля: «На глазах сгинул хлеб и еды не стало, а в Храме Бога нашего не стало веселья и радости» (кн. Пр. Иоиля 1:16).

«Но и ныне еще говорит Господь: обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании.

Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши, и обратитесь к Господу Богу вашему; ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив и сожалеет о бедствии» (кн. Пророка Иоиля 2:12)

Свет еще есть, но сеть отсутствует, потеряна связь с миром. Общение, интернет-новости недоступны. Часов в 11.00 свет снова отключили. Из коммунальных благ остались вода и газ.

3.03.2022 – отключили воду. Продолжается стрельба из орудий разного калибра. Кто?  В кого? Куда? Не понять.

6.06.2022 – Прощеное воскресенье, завтра начало Великого поста. Пришла информация о том, что ранен центральный газопровод и вот-вот отключится газ. К вечеру не стало газа. Обстрелы, взрывы, бомбежки. Танки, минометы, гаубицы катаются прямо по улицам рядом с домами и стреляют, стреляют, стреляют. Создается впечатление, что стреляют по кругу, куда попадут. Попадают в дома. От взрывных волн трескаются и выпадают окна, дрожит каждая квартира, дрожат подъезды, содрогается земля.

Прощеное воскресенье: «Бог простит и я прощаю»…

Прости нас всех, Господи…

7.03.2022 – Первый день поста. В домах частных и многоэтажных люди осваивают мастерство жечь костры возле домов, ищут дрова. Начинается активное, давно забытое, общение соседей во дворах.

Вечером, по заранее составленному расписанию, в 17.00 в храме чтение Великого Канона понедельника. Где храм, где мы, где расписание и правила? Читаем дома, у кого еще цел дом или квартира и у кого есть моральные силы, терпение и хоть капля внимания для сосредоточенного чтения.

«Помощник и покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог отца моего, и вознесу Его славно бо прославися. Помилуй мя, Боже, помилуй мя.

Откуду начну плакати окаяннаго моего жития деяний?».

Откуду… начну… плакати?…

В самом начале военных действий были рекомендации прятаться между несущими стенами в квартирах, когда начинается активный обстрел. Читаем и бегаем из святого угла в простенок в коридоре, потом назад в святой угол, и так постоянно. Чтение «сосредоточенное», как никогда…

8.03.2022 – второй день Великого Поста у православных. У мирян – 8-е марта. Ночью прошел снег, подставляем под крыши и водосточные трубы ведра, набираем талую воду для технических целей. Во дворах костры, общение, поздравления женщин, но без цветов, они еще не распустились на придомовых газонах.

А обстрелы все активней и активней. На улицах тела жертв. Увеличивается количество выбитых окон. Где-то прямые попадания, в результате которых обвалы домов, подъездов или пожары. И… мародеры. Они несут все, что можно унести: крупы, напитки, алкоголь, ведра, миски, моющие средства, компьютеры, колготки, обувь из магазина Dolce Veretty. Никто их не ловит, никто не останавливает.

Второй день чтения Великого покаянного канона.

«Преподобный отчее Андрее, моли Бога о нас!»

9.03.2022 – третий день Великого Поста. Для тех, кто пока еще остался в своих жилищах и при этом находится в зоне активных боевых действий, жизнь превратилась в постоянную борьбу с зияющими оконными проемами. То и дело отрывается пленка, которую еще вчера крепили к рамам или откосам. Включаем быструю реакцию на звуки обстрелов и бегом с молотком и гвоздем в руках от окон к простенку в коридоре между несущими стенами, чуть тише стрельба – назад. Туда-сюда, туда-сюда. Работа эта в начале вроде бы имела какой-то смысл – «вот сейчас закрепим основательно и жизнь наладится». Но, с каждым днем, смысл теряется – Сизифов труд.  

С выбитыми окнами в квартирах температура 2-3°С. Да и март, похоже, теперь зимний месяц. Утром остатки воды замерзают. Умываемся, холодной, предварительно разбивая ледяную корочку, бодрит невероятно.

А по Церковному уставу третий день чтения Великого покаянного канона.

«Преподобная мати Мария, моли Бога о нас!»

Жильцы домов по возможности разъезжаются. Кому не на чем и не с кем ехать, остаются дома до кульминационного момента, когда находиться там становится крайне опасно, тога спускаются в подвал, если он есть в доме, или ищут убежище в близлежащих домах. Когда поблизости нет ничего похожего на подвал или убежище, люди под обстрелами бегут, сами не зная куда. Бегут с тревожными сумками, кто успел их собрать и, главное, вынести из дома, бегут с пустыми руками, без всего, что соединяло с мирной жизнью.

С каждым днем нарастает напряжение. Обстрелы все жестче и жестче.

В подвалах темно. Люди жгут свечи, делают каганцы. Порой и костер нет возможности разжечь – стреляют часто и близко. Вода на исходе, а криницы заминированы. Почти теряем счет времени и дней, если кто-то из нас не следит за временной шкалой.

Так проходит время.

13.03.2022 – Торжество Православия – победа над иконоборцами. Сейчас с иконами воюют осколки, сотрясения от ударных волн, пожары. Помоги нам, Господи и Пресвятая Богородица.

20.03.2022 – для большинства людей, оставшихся в городе, прибежищем стали подвалы. В домах оставаться уже невозможно. Окна выбиты настежь, не помогли ни пленки, ни картонки и даже ни фанерки, там, где их смогли найти и прибить мастеровые мужчины. Выбиты стекла в межкомнатных дверях, сквозняки гуляют по квартирам, обвалены потолки, стены в глубоких трещинах и это в тех случаях, когда не было прямых попаданий. В случае прямого попадания полностью разрушены дома и квартиры или их поглотил пожар. Подвальная жизнь становится привычной, вырабатываются свои правила, обязанности, заботы. У кого-то она длится несколько дней или недель, у кого-то месяц и больше.

Конец марта, потом апрель. Дни бегут или ползут, трудно определить. До средины апреля обстрелы в районе поворота с проспекта Мира на Торговую (Азовстальское направление) особенно интенсивны. Постоянно слышны уличные перестрелки. Из подвалов выходить страшно. У всех складывается такое впечатление, будто кто-то следит за каждым мирным жителем и как только мы пытаемся выйти на свежий воздух, моментально начинается усиленная стрельба. Понятно, что это не так, но по факту получается, что следят – паранойя военного времени. 

Со средины апреля тяжелое вооружение перемещается ближе к «Азовстали». В подвалы приходят солдаты, проверяют документы, ищут оружие. Сначала приходит первая волна, потом вторая, за ней третья. А стрельба не прекращается, может только чуть-чуть тише. Решительный бой идет в районе завода «Азовсталь». Но мы можем более смело выходить в свои дворы. Обитатели импровизированных «бомбоубежищ» по возможности начинают расходиться. Первыми уходят те, кого просто приняли в подвалах наших домов, они спешат посмотреть свои квартиры на других улицах или в других районах. За кем-то приезжают машины, организованные детьми, живущими за границей, кого-то забирают друзья. Подвалы понемногу пустеют. На улицах появляются блокпосты, начинают привозить гуманитарную помощь.

Время от времени мы поднимаемся в свои квартиры посмотреть, что еще обрушилось, обвалилось. Пытаемся немного разобрать завалы – стекло, штукатурку, многослойную пыль. Тот, в чью квартиру было прямое попадание, пробует спасти что-то из вещей из-под завалов. Там, где все сгорело уже ничего не сделаешь.

В свободное время совершаем «экскурсии» по близлежащим улицам, чтобы взглянуть на панораму разрушений. Такое не снилось нам и в самых страшных снах, если вообще были эти страшные сны в мирное время.

А время идет к Пасхе. Будет ли она у нас, не знаем.

Но вот и Пасха пришла, в центральных храмах службы, можно дойти.

Слава Богу!

Военная, грустная, скромная до предела, но ПАСХА!

Христос Воскресе!

И исповедь, и причастие после такого перерыва – настоящая ПАСХА.

И куличи в храме раздавали, о которых так мечтали жители подвалов.

Праздников Праздник, Торжество из Торжеств.

Постепенно, окольными путями приходит информация о близких – кто жив, кто где находится.

Слава Богу за все.

Понедельник Светлой Седмицы, 25 апреля 2022 года, 61 день войны. Батюшка, о.Александр – настоятель нашего храма, пробрался по разбитым улицам в храм «Млекопитательница». Здание (а это один из бывших корпусов роддома) не сгорело, но разрушений много: пробита крыша, которую два года назад ремонтировали при содействии депутата Верховной Рады, разбиты все окна, повреждены внутренние стеклянные перегородки, стены. Но, самый тяжкий ущерб нанесен мародерами. Все, что представляло для них ценность – печи, газовые горелки, новый большой холодильник, запасы дров и угля, техника, которую использовали для трансляции богослужения в разные уголки помещения храма во времена карантинов и локдаунов, фильтр для очистки воды, веники, полотенца, запасы продуктов – все унесли, зверски выдирая, ломая остатки живого. Даже свечи церковные унесли все. Может жечь в подвалах, может торговать на временных рынках.

 

Роддом пострадал изрядно. Огромные воронки впились в землю вокруг здания. Вместе с ним пострадал и поселок, пострадали и многоэтажные дома вокруг. Здесь были танковые бои в первые дни войны. Центральная часть Перинатального центра разрушена полностью, пострадали и боковые крылья. Частные дома на въезде превратились в горы шлака и кирпича. Остовы разрушенных и сожжённых многоэтажек зияют черными глазницами квартир. Отсутствие стекол в окнах – по нынешним временам косметическая деталь, наивная мелочь.

 

«Окаянные дни» (см. Бунина И.А.) + современная военная техника, + мы, привыкшие к современным технологиям и не приученные к жизни на земле (дрова, костры и пр.), мы, привыкшие к общению в viber-е и telegram-е, привыкшие к интернету и почти беспомощные при их отсутствии.

– «Как развести костер?»

– «Да сейчас загуглим и посмотри мастер-класс»…

– «Как горит каштан?» (а веток каштановых, «кронированных» обстрелами было предостаточно)

– «Сейчас википедия расскажет, какие дрова лучше» …

– «Можно ли пить техническую воду, прокипяченную на костре?»

– «Google разъяснит все».


Поистине, «Окаянные дни». Природа человеческая та же, что и век назад, она не меняется, слабости те же, пороки, ветхость та же. Отсюда мародерство, наносящее разрушения и ущербы, может порой большие, чем военная техника. Какая разница пострадавшим сгорело их имущество или его унесли. Было и не стало, вкладывали средства, труды, и напрасно, все пропало.

«Окаянные дни», сколько им еще длиться?

Страшны картины разрушений, ужасны следы войны, тем более еще не оконченной, отвратительны следы посещения мародерами зданий, особенно храмов.

Но храм ЕСТЬ. Да есть, и именно тот, о котором неоднократно говорил батюшка о. Александр в своих проповедях. «Храм – это не стены, не кирпичи. Это мы с вами…». И мы есть, мы скучали друг по другу, переживали и молились, надеясь на милость Божью. За такое достаточно короткое время нас разбросало по разным селениям, городам и странам, но мы ищем друг друга в сетях, кто может выходить в се́ти, мы мысленно или виртуально христосуемся со всеми. Мы с теплом и любовью вспоминаем службы, наши совместные молитвы, труды, праздники. Храм – это МЫ, и его не разрушить.

Война продолжается, и никто не знает сколько она будет длиться и что нас ждет впереди. Но каждый день, час, миг – это наша жизнь. Военная, разрушенная, разбитая, но жизнь. И не выбитые окна, не кирпичи и стены составляют ее мгновения. Если есть в нас вера, есть наше единство, продолжается молитва, то и Господь с нами. Рядом ли мы или на расстоянии, но мы вместе о Господе, и мы вместе в Храме.

1.05.2022 – в израненном храме «Млекопитательница» первая служба военного времени – Антипасха, Фомино воскресенье. «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:28), – говорит апостол Фома. И мы всеми мыслями и чувствами, всеми сердцами нашими, припадая к ногам Твоим, твердим вслед за святым апостолом – «Господь наш и Бог наш!» Веруем, спаси и сохрани нас всех!

 

 

© 2022, mlp.in.ua. Все права защищены. 

Запись опубликована в рубрике Новости, Странички из дневника общины храма с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.